logo
up

Пакистан – новый изгой Ближнего Востока?

31 Окт 2017 13:43

Сложно припомнить времена, когда Ближний Восток являлся спокойным местом, однако «арабская весна» с её хаосом создала принципиально иную ситуацию, причём как для внутренних, так и для внешних сил. Текущий год также не стал спокойным, принеся лишь новые конфликты и противоречия. Так, 5 июня 2017 года ряд исламских стран во главе с Саудовской Аравией разорвали дипотношения с Катаром и объявили ему блокаду. Уникальный пример в новейшей истории, когда ещё вчера вполне благополучная, хоть и с сомнительной репутацией, страна буквально за одну ночь стала международным изгоем. Ещё тогда, в июне, эксперты по региону предсказывали, что вслед за Дохой неприятности могут ждать и Исламабад. И, по всем признакам «час Х» может наступить в любой момент.

Что же раздражает союзников Пакистана? Список претензий велик, но всё сводится к нескольким основным пунктам.

В первую очередь, стоит упомянуть уже достаточно крепкий союз Пакистана с Китаем. КНР поставляет Исламабаду оружие и иные товары, в ответ пакистанское руководство дало Пекину то, в чём он остро нуждается: выход к Индийскому океану в окрестностях Персидского залива. Речь идёт о таких масштабных проектах, как скажем, передача в аренду Китаю глубоководного порта Гвадар на 49 лет и аналогичных по размаху транспортных программах, предусматривающих строительство трубопроводных магистралей, а также автомобильных и железных дорог. Для Пекина всё это важная часть стратегии «Один пояс – один путь», что призвана гарантировать Поднебесной торговлю с другими странами даже при гипотетически вероятной блокаде китайских портов со стороны США, Японии и Тайваня. Очевидно, что подобная перспектива не может радовать американский Белый Дом, теряющий в таком случае стратегическое преимущество морской державы.

Вторая точка разлома – тесные отношения Пакистана с Ираном. Здесь крайнюю нетерпимость проявляют не только Соединённые Штаты, но и большинство монархий Залива, для которых любое упоминание Тегерана словно красная тряпка.

Третья причина: традиционная поддержка Пакистаном «своих» исламистов. В первую очередь в Афганистане, что очень не нравится Штатам.

21 августа 2017 года Дональд Трамп выступил с заявлением, в котором отметил деструктивную роль Исламабада в афганском конфликте. Сутки спустя, 22 августа Госсекретарь США Рекс Тиллерсон прямо обвинил Пакистан в укрывательстве террористов и пригрозил исключением Исламабада из списка союзников. Аналогичным образом высказались и ряд американских военных и гражданских чинов статусом пониже, вроде командующего силами НАТО в Афганистане генерала Джона Николсона.

Ответ не заставил себя ждать. Пакистанский МИД и парламентарии разразились гневной отповедью, призвав Штаты не сваливать ответственность за собственные промахи на других.

Ситуация складывается весьма пикантная, особенно для политологов, которые помнят холодную войну и роль американо-пакистанского союза в ней. В те времена Пакистан (участник сразу двух военных блоков – СЕАТО и СЕНТО) по праву считался верным союзником США и краеугольным камнем глобального антисоветского альянса.

Достаточно напомнить, что именно с пакистанского аэродрома взлетал знаменитый Пауэрс, а в годы советского присутствия в Афганистане на территории Пакистана располагались лагеря подготовки террористов и содержались пленённые русские солдаты. На тот момент поддержка Пакистана была критически важна для Соединённых Штатов Америки, которые стояли в одном шаге от поражения в холодной войне. Советский Союз в начале восьмидесятых находился всего в нескольких сотнях километров от Индийского океана. Преодоление этого расстояния в разумные сроки не стало бы для советской армии, при принятии в Политбюро соответствующего политического решения, большой проблемой. Организованное сопротивление было бы быстро подавлено, а придти на помощь Исламабаду оказалось бы некому, ибо СЕНТО и СЕАТО к тому моменту благополучно распались.

После краха СССР для США пропала необходимость толерантно смотреть за заигрывания Пакистана с Китаем, Ираном и исламистами. С приходом же администрации Трампа нетерпимость к подобным вещам вышла на совершенно новый уровень. Хуже того, Исламабад стал подозревать недавнего союзника в стремлении подорвать его суверенитет. В частности, поддержкой сепаратистов Белуджистана и Вазиристана.

Конечно, Пакистан – не Катар. Это гораздо более крупное государство, самодостаточное и надёжно защищённое от внешних посягательств собственным ядерным арсеналом. Кроме того, Пакистан имеет непосредственные границы с КНР и Ираном и зависимость его от этих стран, и без того, немалая станет ещё более плотной. За примерами такой зависимости далеко ходить не надо. Достаточно напомнить, что хребет пакистанских ВВС в значительной доле составляют летательные аппараты именно китайского производства. С уверенностью говорить, что какие бы санкции не ввели США и аравийские монархии против Пакистана, последний их практически не ощутит. Как и мир в целом. Ну, разве что в очередной раз подскочит курс биткоина, в который срочно начнут переводить капиталы представители пакистанской элиты.

Так что Белому Дому придётся и дальше балансировать между желанием насолить своенравному союзнику и перспективой окончательно вытолкнуть Пакистан в сферу влияния Пекина. Появление у Поднебесной второго ядерного сателлита (после Северной Кореи) автоматически выводит её в разряд уже признанных сверхдержав.

В свете возможных антипакистанских санкций появилась информация о том, что пакистанцы ищут более тесных контактов с Россией. Однако, пока крайне маловероятно, что Москва чем-то поможет Исламабаду, кроме благих пожеланий. И дело не только в ограниченности ресурсов – подобная помощь имеет мало смысла. Перестав быть совсем откровенным врагом, Исламабад так и не стал России другом – и не может им стать по целому ряду объективных причин. Слишком велики геополитические и идеологические различия между нашими странами, не говоря о непростом историческом бэкграунде.

Тем не менее, новый очаг конфронтации лишь добавит хаоса и недоверия в регионе, что откроет и окна для дипломатических возможностей. Способна ли Москва в таких условиях играть роль хотя бы эффективного посредника, покажут ближайшие события.

Автор Александр Збитнев

Автор: Евгения Зайцева
Присоединяйся к нам на канале в Яндекс.Дзен Присоединяйся к нам в Одноклассниках

Новости партнёров

Загрузка...