logo
up
armiya-asada-hama
armiya-asada-hama

Уроки Пальмиры: ВКС РФ помогут войскам Асада отстоять Хаму

23 Мар 2017 20:24

По недавним сообщениям, Сирийская армия перешла к глухой обороне под Хамой. Последние несколько дней на этот город развивают наступление отряды боевиков из «Джабхат ан-Нусры». У САА под Хамой большие проблемы и большие дыры в обороне, вызванные тем, что армия в последнее время сконцентрирована на наступлении в других частях страны.

По состоянию на 23 марта, бои идут уже на северных подступах к городу. Там войска стараются как можно быстрее создать оборонительный рубеж из своих наиболее боеспособных частей. Туда уже переброшена дивизия «Силы тигра», выведенная из наступления под Дейр-Хафиром, а также отряды «Львов пустыни». Часть подразделений пришлось даже снять с обороны Дамаска, где для САА дела обстоят столь же неспокойно.

Армия Асада лихорадочно пытается сдержать наступление боевиков по Хамой, «затыкая дыры» в обороне, но пока что все тщетно. Группировка боевиков численностью 5000 тысяч человек успешно теснит правительственные силы. Проблема усугубляется еще и тем, что под Аль-Растаном боевики другой запрещенной в России террористической организации, «Ахрар-аш-Шам», также предпринимают активные контрнаступательные действия по направлению к стратегической трассе Хомс–Саламия. Это затрудняет переброску резервов САА к Хаме из юго-западных районов страны.

hama-karta

В итоге только за 22 марта, по данным различных источников, потери правительственных войск под Хамой составили несколько десятков человек, до 4 танков, нескольких орудий и зенитных установок. В захваченных районах исламисты устраивают показательные чистки среди мирного населения и расстрелы пленных.

Отступление САА под Хамой, в самом центре страны, по сравнению с очевидными успехами, достигнутыми ею при решающей поддержке ВКС РФ и подразделений российских Сил специальных операций (ССО) в Алеппо и Пальмире выглядит, мягко говоря, странно. Но и этому есть объяснение.

В первую очередь, необходимо понимать, что нынешняя гражданская война в Сирии — крайне «пестрое» явление, в рамках которого правительственные войска имеют дело с принципиально разными противниками в разных частях государства и действуют при этом в качественно различной обстановке.

Блестящее освобождение Пальмиры сложно сравнивать с многомесячными боями в городской застройке миллионного Алеппо. Столь же некорректно мести под одну гребенку «кочующие» отряды пришлых боевиков из «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная в РФ) и достаточно «автохтонный» состав антиправительственных сил, действующих на севере провинции Хама и в соседней с ней провинции Идлиб. Пришлых террористов там, конечно, достаточно, но основной костяк антиправительственных сил составляют все-таки местные жители.

В минувшие годы САА уже предпринимала попытки взять Идлиб, и какое-то время ей даже удавалось контролировать основные города, однако вот уже два года контроль над ее столицей держат исламисты из «Джабхат Фатх аш-Шама», опираясь при этом на ощутимую поддержку местного населения, которое и является основой наступающей группировки. Немало в ней и боевиков, вытиснившихся из-под Алеппо.

Стратегически важный город Мурек на юге этого «террористического анклава», расположенный на границе провинций Хама и Идлиб, примерно в 20 км от нынешней линии фронта, в последний раз был потерян правительственными войсками 5 ноября 2015 года (а до этого — 1 февраля 2014 года).

За прошедшие полтора года САА предприняла усилия по возвращению Мурека, но в результате чуть было не обрушила собственный фронт. И именно со стороны Мурека развивается нынешнее наступление исламистов на Хаму. В итоге анклав боевиков в провинциях Хама и Идлиб стала для сирийской армии некой черной дырой, которая заказывала в себя усилия тысяч солдат сирийской армии.

Вторая ключевая причина сегодняшних неудач под Хамой – потрепанность сирийских войск многолетней войной.

На шестой год тотальной необъявленной войны террористов против сирийского правительства, которую поддерживает около десятка региональных и мировых держав, силы Сирийской арабской армии в значительной степени истощены. Поэтому фронт под Хамой, который пребывал в состоянии затишья аж с сентября 2016 года, был поручен вспомогательным отрядам.

Это не военные просчеты — в ситуации глобальной экономии сил, когда речь идет о борьбе сразу на несколько фронтов, не получается быть «сильным везде и сразу» и приходится выбирать компромисс между различным уровнем на разных направлениях. Так, ослаблением фронта в Хаме были, в том числе, обеспечены недавние успехи правительственных войск в провинции Алеппо и под Пальмирой.

Поэтому, судя по всему, уже ближайшие дни станут решающими в сражении за Хаму. Если САА сможет удержать ключевые пункты своих оборонительных линий, то оперативная инициатива перейдет к Дамаску.

Результатом в этом случае станут новые серьезные потери боевиков в наступлении, как это произошло в августе 2016 года в Алеппо, когда после удачного, но кратковременного, прорыва кольца обороны и последующих громадных потерь среди исламистов Сирийская армия смогла очистить мегаполис всего за два месяца.

И, наконец, третий немаловажный фактор обусловлен нынешним уровнем вовлечения в сирийский конфликт Вооруженных Сил Российской Федерации, включая ВКС, подразделения Сил специальных операций и наших военных советников.

Формат операции Российской армии на территории Сирии до сих пор не подразумевает массированного участия ее наземных сил. Такой формат позволяет, с одной стороны, удерживать в разумных пределах бюджет операции в Сирии, но, с другой стороны, подразумевает, что основную тяжесть боевых операций несет на себе сирийская армия.

При этом за полтора года с начала участия Вооруженных сил России в сирийском конфликте, стала очевидной простая истина: все серьезные успехи правительственных войск были достигнуты почти исключительно благодаря поддержке российских подразделений. Так дважды случилось в Пальмире, также произошло и в битве за Алеппо. И наоборот — тяжелые поражения и отступления Сирийской армии случались там, где поблизости не было ССО или поддержки с воздуха от ВКС РФ.

Операции в Алеппо и Пальмире, несомненно, войдут в историю как примеры грамотного оперативно-тактического планирования. Начальник генерального штаба МО Валерий Герасимов, как и его непосредственный руководитель, министр обороны Сергей Шойгу, заслужили высших экспертных оценок.

После неудачи сирийской армии в Пальмире в декабре 2016, именно срочное вмешательство ВКС РФ и ССО помогло переломить ход событий, в результате чего удалось остановить наступающих боевиков, а в начале марта правительственные войска и вовсе вернули Древний город под свой контроль.
«2 марта 2016 года Министр обороны РФ Сергей Шойгу доложил президенту Владимиру Путину о том, что ВС Сирии при поддержке российских ВКС завершили операцию по взятию Пальмиры. Операция была спланирована и проведена под руководством российских военных советников».

kuznetsov-siriya

Безусловно, ситуация в Хаме нуждается в оперативной поддержке ВКС России. Только так можно изменить баланс сил в необходимую для победы сторону.

Поэтому прорыв под Хамой — это вовсе не трагедия для Сирии и уж тем более не поражение Башара Асада в гражданской войне. Это, максимум, локальное поражение, которое можно направить против террористов. Разгромив эту наступающую группировку, правительственные войска при помощи России смогут окончательно заткнуть черные дыры в Хаме и Идлибе, но до этого, правда, пока что еще далеко…

Автор: Илья Александров
Присоединяйся к нам на канале в Яндекс.Дзен Присоединяйся к нам в Одноклассниках
Загрузка...