logo
up
izmena-rodine-ukraina
izmena-rodine-ukraina

Предатели родины: по какой уголовной статье могут проходить Янукович, Тимошенко и Савченко

25 Янв 2017 10:42
view222

«Изменник», «предатель», «коллаборант». Сегодня эти мэмы на Украине являются одним из способов политической конкуренции. Развитию массовой шизофрении подыгрывает закон родом из СССР. И вся эта риторика продолжает играть в пользу раскола страны.

Измена Януковича

Следует ли из обвинения Виктора Януковича в государственной измене тот факт, что Генеральная прокуратура тем самым признает, что он был законным президентом и после его смещения Верховной Радой? В частности, 1 марта 2014-го, когда он обратился к Владимиру Путину с просьбой ввести российские войска на территорию Украины.

Почему-то принято отвечать на это вопрос утвердительно. Бытует представление, что для совершения преступления, которое именуется «государственная измена» надо находиться на государственной службе. Так, бывший депутат Верховной Рады Владимир Олейник считает, что «если Янукович был отстранен от власти на основании неисполнения им своих обязанностей… и, таким образом, писал это письмо уже не как президент, а как частное лицо, тогда возникает вопрос: если частное лицо что-то кому-то пишет, то о какой государственной измене может идти речь?».

Однако, как ясно видно из текста статьи 111 УК Украины, совершить данное преступление не обязательно может должностное лицо:

«Государственная измена, то есть деяние, умышленно совершенное гражданином Украины в ущерб суверенитету, территориальной целостности и неприкосновенности, обороноспособности, государственной, экономической или информационной безопасности Украины: переход на сторону врага в условиях военного положения или в период вооруженного конфликта, шпионаж, оказание иностранному государству, иностранной организации или их представителям помощи в проведении подрывной деятельности против Украины, карается лишением свободы на срок от 10 до 15 лет».

Таким образом, измена может происходить в трех формах: переход на сторону врага, шпионаж и помощь в проведении подрывной деятельности. Какую именно форму имеет в виду Генпрокуратура — непонятно, но шпионаж, то есть сбор и передача сведений, составляющих государственную тайну, по-видимому, отпадает. Что же касается «перехода на сторону врага», то читатель скажет, что об этом говорить неуместно. Нет же у Украины войны с Россией и военного положения нет.

Однако в этой же статье УК есть понятие «вооруженный конфликт». А в самом распространенном на украинских юридических сайтах научно-практическом комментарии УК (авторы профессоры Николай Мельник и Николай Хавронюк) о нем говорится следующее: « Понятие вооруженный конфликт имеет самостоятельное правовое значение для квалификации, если такой конфликт происходит вне рамок военного положения — в случае фактического начала военных действий, но еще до объявления военного положения или вообще в мирное время».

То есть уцепиться есть за что. Тем не менее, в объявленном Януковичу подозрении есть явные проколы, которые девальвируют его правовую сторону. Так, на странице 15 подозрения сказано, что гражданин Украины Янукович В.Ф., будучи главой государства, осознавая существующие угрозы Украине со стороны Российской Федерации…. Не принял никаких мер для обеспечения суверенитета…, а вместо этого 24 февраля 2014 оставил территорию государства, выехав с полуострова Крым в Российскую Федерацию». То есть, судя из текста подозрения, Генпрокуратура считает, что 24 февраля, он еще был президентом, хотя Рада низложила его двумя днями раньше.

ukraina-poroshenko

А когда же, с точки зрения Генпрокуратуры, полномочия Януковича прекратились? Тут ясности нет, но когда речь идет об упомянутом письме Путину, то говорится, что он составил его от «своего имени как якобы легитимного президента Украины вопреки постановлению Верховной Рады от 22.02 2014» (об отстранении его от должности).

Как ясно видно из самого определения УК, измена предполагает умышленные действия. Это дополнительно разъясняется в упомянутом комментарии к кодексу: «4. Субъективная сторона государственной измены характеризуется виной в виде прямого умысла. При совершении государственной измены виновный осознает, что он совершает переход на сторону врага в условиях военного положения или в период вооруженного конфликта (совершает шпионские действия, предоставляет иностранному государству, иностранной организации или их представителям помощь в проведении подрывной деятельности против Украины) и желает этого».

В самом подозрении многократно подчеркивается, что, дескать, Янукович, когда писал Путину, знал, что Россия совершает агрессию против Украины. Но если Янукович будет настаивать, что он в данный момент не выдавал себя за легитимного президента, а являлся таковым и просил содействия против государственного переворота (и, возможно, объяснит действия России, произошедшие до 1 марта своими обращениями только в устной форме), то доказать требуемый статьей умысел в объективном суде будет крайне сложно. Тем более, все публичные выступления Януковича весной 2014-го показывали, что решения Рады о своем смещении он не признает.

И, хотя процесс над экс-президентом при его личном участии представить в Киеве невозможно, наверняка, при заочном процессе его адвокаты будут выдвигать тот же аргумент.

Измена Савченко

Впрочем, Виктором Януковичем тема государственной измены отнюдь не исчерпывается. Как известно, 18 января депутат от БПП Иван Винник попросил СБУ возбудить против его коллеги Надежды Савченко уголовное дело по той же статье 111 УК. По его мнению, измена выразилась в прямых переговорах с лидерами ДНР и ЛНР в Минске и публикации списков пленных в Донбассе. И комитет его в принципе поддержал, только с просьбой проверить обвинения обратился не в СБУ, а в Генпрокуратуру.

savchenko

Насколько обоснованы эти обвинения, если брать сугубо формальную сторону? Так, на том же комитете, начальник штаба антитеррористического центра СБУ Геннадий Кузнецов заявил, что Савченко нарушила закон о борьбе с терроризмом, публикуя списки пленных. Однако нигде не упоминается о том, что эти списки являются государственной тайной (впрочем, как нет утверждений о том, что они тайной не являются). Что же касается переговоров с Захарченко и Плотницким, то здесь еще интересней. В том же научно-практическом комментарии к Уголовному кодексу написано: «не являются враждебными незаконные формирования сепаратистского, ультрареакционные характера, ведущих борьбу с легитимными органами власти Украины». То есть такие формирования, конечно, враждебны государству, но они являются его неотъемлемой составляющей, а потому диалог с ними нельзя воспринимать как «переход на сторону врага».

Впрочем, комментарий к кодексу — не есть правовая норма. И прокуратура, и СБУ, и суд вполне могут в нынешней ситуации руководствоваться революционно-майданным правосознанием. И, главное, что независимо от того, как дальше пойдет дело Савченко, «государственная измена» — это сейчас не только статья УК, но и мэм, продвигаемый властью для мобилизации народа и поддержания нужного градуса общественной шизофрении, который позволяет не замечать другие проблемы или мириться с ними.

И процесс может зайти очень далеко, ибо благоприятные предпосылки для того, чтобы повсюду видеть измену были заложены еще до Майдана. В частности, когда команда Ющенко обвиняла в измене Юлию Тимошенко.

Измена Тимошенко

Тогда события развивались так. 14 августа 2008-го зам. главы секретариата президента Андрей Кислинский инкриминировал премьеру Тимошенко то, что в обмен на поддержку России на президентских выборах, она гарантировала ей ряд уступок. В политическом плане это — сдерживание процесса получения Украиной ПДЧ в НАТО, непрепятствование деятельности Черноморского флота, нейтральная или пророссийская позиция БЮТ по событиям в Грузии, неподдержка инициатив президента по созданию поместной церкви, выполнение пожеланий России при определении внеблокового статуса Украины в проекте новой Конституции.

Экономические уступки якобы таковы: договоренности о разделе облгазов между «Газпромом» и бизнес-структурами, спонсирующими БЮТ; создание газотранспортного консорциума между Россией, Украиной и Германией на условиях, которые в дальнейшем позволят «размыть» долю украинской стороны; проведение приватизации ОПЗ, «Турбоатома», «Укртелекома», «Зари-Машпроекта» в интересах российских инвесторов. Доказательства этому чиновник СП не представлял, а, судя по тональности выступления, главным аргументом было молчание премьера и всего БЮТ по поводу войны в Грузии.

Да, прямых обвинений в измене тогда не прозвучало, и задать вопросы журналисты не смогли, ибо Кислинского вдруг вызвали на селекторное совещание к президенту. Но 18 августа на президентском сайте появился материал под названием: «В действиях действующего премьера есть признаки государственной измены и политической коррупции — Андрей Кислинский». Там говорилось, что «на прошлой неделе мы заявляли о наличии информации относительно системной работы Юлии Тимошенко в интересах российской стороны. К сожалению, эта информация подтверждается. Более того, свой Рубикон Тимошенко уже перешла, и дороги назад, очевидно, нет. Именно с этим связана ее позиция относительно войны в Грузии». Ну а новым в том комментарии была информация о передаче в правоохранительные органы соответствующих материалов о деятельности Кабинета министров (уже не одной Тимошенко), чтобы «общество услышало ответ: где заканчивается политическая борьба и начинается измена национальным интересам».

21 августа 2008-го и. о. главы СБУ Валентин Наливайченко сообщил, что его ведомство действительно получило эти материалы и они «содержат семь достаточно серьезных позиций в сфере национальной безопасности». Что имелось в виду, он не уточнял, сказав лишь, что это — «информация о деятельности Кабинета Министров, в связи с тем, что такая деятельность может наносить вред интересам Украины».

timoshenk

В дальнейшем никогда не говорилось, какие действия Тимошенко у Ющенко расценивали именно как измену. Но в публичном пространстве президент и его окружение в СМИ формировали впечатление, что измена — это все, о чем ранее говорил Кислинский.

То есть под измену попадала политическая позиция: приверженность нейтральному статусу, неподдержка идеи поместной церкви, равноудаленность от участников конфликта в Грузии. Все это подавалось как помощь России в проведении подрывной деятельности. Причем в данном случае речь шла даже не о задекларированной позиции, а о позиции, которая подозревалась (ведь внятно по этим вопросам Тимошенко не высказывалась).

Перспективы поиска новых изменников

Да, режим Ющенко был и слабым, и вегетарианским, и дело Тимошенко тогда так и не получило ход. Но, с другой стороны, эта шпиономания так и не была разоблачена должным образом. А сейчас подобные параноидальные идеи падают на куда более благодатную почву. И возможности для записывания множества людей в изменники существуют огромные.

Ведь понятие «безопасность» определяется очень широко, что ясно видно из закона «Об основах национальной безопасности Украины». Перечень угроз национальной безопасности, записанный в статье 7 этого закона, очень длинный. Там есть, например, пункт «отток ученых, специалистов, квалифицированной рабочей силы за пределы Украины».

То, есть если инженер с какого-то почти остановившегося машиностроительного завода решит отправиться на такой же работающий завод в Россию, или, скажем, собирать апельсины в Испанию, то это — тоже угроза национальной безопасности. При желании в таком отъезде (но скорей всего не в Испанию, а в России) можно увидеть и одну из форм госизмены, а именно помощь иностранным государствам в подрывной деятельности.

Да, конечно, для измены еще требуется доказать, что имело место желание нанести ущерб Украине. Но если дело дойдет до процессов над такими людьми, то можно ли ожидать, что они сами не сознаются в подобных желаниях?

Фото: © РИА Новости. Виталий Белоусов

Автор: Илья Александров