logo
up

Франция прожила год трагедии и лжи

13 Ноя 2016 16:31
view445

Год назад французское общество переживало большой шок. Когда террор с Ближнего Востока пришёл на улицы Парижа, стало невозможно не замечать что ужас тучнел под успокоительные американские словоговорения вместо реальной борьбы с ним, пока не стал большим, а глобус оказался маленьким — от истекающего болью Ближнего Востока никак не отгородиться.

 И от Сирии, к гибели которой французские политики приложили руки, до Парижа рукой подать. И тогда французское общество пережило второй шок, но поменьше первого, узнав, что цена вранья политиков народу непомерно высока — это жизни граждан. Тех граждан, которым политики врут даже о самой смертельной опасности.

Сегодня оценка депутатами деятельности французского президента видна по желанию убрать его долой — обсуждается импичмент. Обычные избиратели сказали своё слово на муниципальных выборах, отказавшись верить клевете на правых, и опять продвинули рейтинги семьи Ле Пен, уронив рейтинги социалистов и Олланда.

Личный рейтинг президента просто упал. Только ли потому это произошло, что после расправы с карикатуристами и терактов в Париже и Ницце правительство слишком долго думало и суетилось, ничего толком не предпринимая, кроме подпитки русофобской пропаганды и беготни по международным площадкам в роли мебели или мопса на поводке у Меркель?

Нет, не только. Ещё была очень запутанная история с Кале, лагерем мигрантов «Джунгли» и целым годом с чем-то дебатов о толерантности. Власти решали, нужно ли защищать своих граждан от нашествия криминальных переселенцев или лучше говорить «незаконных беженцев», или лучше говорить «несчастных мигрантов», или лучше только говорить и ничего не делать, а то получится не гуманно…

За год после трагедии состоялись театрализованные шествия скорбящих политиков, набирало мощности распространение рекламных слоганов с предложением убить ещё и тех, кто против террора («Je suis Charlie» и так далее), состоялся карикатурный сериал скотского стёба над жертвами, обогативший оставшуюся в живых часть персонала Charlie Hebdo и…

И на минуточку сплавал в сторону террористов главный корабль республики, Олланд утёрся, посланный подальше в качестве обладателя сомнительного авторитета и голоса участника «нормандской четвёрки», а наружу вышли прискорбные факты участия Франции в агрессии против суверенной Сирии. Ещё с Индией самолётами поторговали и многократно покивали Америке.

О тайнах наружу: насобиралось фактов о подпитывании террора не в виде снисходительного отношения к пополнению рядов боевиков в Ираке и Сирии гражданами Франции, а в прямом государственном смысле. Высшие чиновники Франции — заговорщики, согласовавшие с  ваххабитскими Катаром и саудитами общий план по уничтожению Сирии. А в деле защиты граждан страны от атак террористов как-то оказалось успехов не густо.

Вывод получается грустным. Любой крестьянин знает, что сорняк надо выдирать с корнем. При поглаживании или трагическом шествии вокруг репейника, хоть обвешайся табличками Je suis blé (я пшеница), а сорняки с поля не уберёшь, и урожаю конец. За год после парижской трагедии до выдёргивания корней терроризма так и не дошло.

Пока официальная версия Парижа гласит, что России надо бороться аккуратнее, пока Франция не выбрала, бороться ли ей за жизни своих граждан или позволить Олланду начинать очередной акт марлезонского балета вместо борьбы. Хотелось бы выразить солидарность народу, сочувствие родным погибших и горечь из-за потерь.

Но, если не играть в игры типа Je suis… Если не играть, то надо сочувствовать народу, допустившему к власти простофиль или жуликов. И пожать плечами от того, что этот народ никак не сосредоточится.

 

Автор: Сергей Карлов

Источник фото: thumbs.mic.com

Автор: Мирослава Боровицкая

: