logo
up

Любовь к НАТО внедрена приказом по стране

13 Ноя 2016 12:08

На планете половина народу — милые дамы. Или даже больше? Кабаретисткой Лизой Фитц (Lisa Fitz) лично не сосчитано, но ей стоит верить. Она прославилась мастерством политической сатиры — зрителю смешно, когда сатира не лживая. Смех служит индикатором, о чём знает каждый любитель иронии и особого духа искренности, которым славятся настоящие кабаре. Её сатирические монологи и участие в знаменитых пьесах немецкого театра политической сатиры «Дурдом» пришлись кстати, поскольку в Евросоюзе обострилась дискуссия о НАТО. Тема: НАТО и евроатлантическое насилие над сердцами и душами. Инструмент вскрытия: кабаре.

В большом интервью для немецкого канала RT было много вопросов, но один её ответ открывает особую тему. Дело в том, что перед объявлением о победе Трампа и сразу после него воображение поражает смесь паники с истерикой в официальных евросоюзных верхах.

Но аргументация европолитиков опирается не столько на трезвый политический анализ, сколько на штампы, внедрённые в массовое сознание мощной русофобской трескотнёй главных европейских СМИ. Одна из тем — НАТО. Точнее, внедрённая догма о непогрешимости и острой необходимости для Европы НАТО как гаранта. Далее все знают, гаранта чего: безопасности, защиты, обороны, взаимовыручки…

И ещё о том, что все знают, но молчат: поведение НАТО провоцирует удар возмездия и превентивные атаки тех, кого организация НАТО зачислила в свои враги, постоянно настаивая, что враги эти злоумышляют против граждан и их свободы, а НАТО — только организация, желающая защитить граждан от всех угроз, включая неведомые.

И ещё о том, что все не знают, но догадываются: НАТО — военно-политическая организация, а её политическая составляющая относится к пропаганде так же, как любая политическая организация. То есть, либо врёт, чтобы обосновать свою нужность, либо в самом деле нужна. И тогда врать ей незачем. Чтобы граждане лишнего в головах не держали, догмы и нужны. Не так ли?

Основное положение какого-либо учения (марксизма, например), о котором в энциклопедиях пишут так: «принимаемое в рамках данного учения истинным без требования доказательства» — это и есть догма. Интервью с Лизой Фитц опять привлекает внимание к феномену в общественной жизни, который очень похож на проблемы сектантов, с которыми сталкиваются психологи и даже психиатры.

На критику НАТО довольно давно наложено властное вето. Возможно, запреты на сомнения в холокосте жёстче, зато запреты на сомнения в доброкачественности НАТО размыты и часто трудно бывает даже сформулировать, что именно запрещает политическая цензура в ЕС. Например, в Германии. Самое удивительное, что цензуры как бы нет. Но дрессировка состоялась. Просто система «кнутов и пряников» — это давно не просто, а очень виртуозно.

Но тут у нас, как сторонних наблюдателей за событиями, происходящими у соседей, есть кое-что типа козыря в рукаве: у догмы есть свойство, отличающее её от взглядов и убеждений, о чём российские граждане могут знать больше, чем европейцы. Поскольку советским догматизмом мы уже переболели, а евросоюзные граждане даже не всегда догадываются, что уже давно больны. Наверняка многие думают, как предсказывал Оруэлл, с точностью до наоборот.

Думают, что быть жертвой внедрённого военно-политической системой догматизма — это и есть свобода. Ну, чем не сектантство? Только не божье это дело и сектантство не религиозное — вера в НАТО сродни квазирелигии. Похоже, штамповать мозги — бесячья затея.

В самом деле, от социального конформизма до догматизма почти нет дистанции. Нет и чёткой черты, границы. И то же есть у идей сектантов и прочих закодированных. Во-первых,  есть упёртость тех, кто позволил догмам в себя проникнуть. Во-вторых, наличие стадий. На первой — догмам подчиняются из выгоды. А на второй — уже из страха. Причём, страха не только наказания, а ещё и своего, внутреннего — страха лишиться убеждений.

Догма часто как кукушка подсовывает своё идейное «яйцо», а потом кукушонок остаётся в гнезде один. Жившие в СССР отлично помнят, каково было нарушать политические табу. И как переживали эйфорию освобождения от догм во времена так называемой «гласности». И как крючило тех, кто оказывался жертвой догм — это были такие варианты синдрома нехватки (абстиненции), что человек мог показаться безумным, особенно при социальных потрясениях.

Вместо вывода цитата из интервью с политическим сатириком из немецкого кабаре: «У общественных каналов есть страх. У них есть предписание». А у нас есть советский опыт преодоления страха и предписаний. Это может всех спасти, если нужно. Вопрос не к актрисе из Баварии, а к европейцам…

Хотите освободиться от догм? Например, от той, которая запрещает критически оценивать НАТО? Россия может помочь. Переводы «Голоса Германии» и сатирики — тоже.

Автор: Сергей Карлов

Источник фото: twimg.com

Автор: Мирослава Боровицкая