logo new year 2017
vk fb tw ok
up
Турция-КНР_Пазл_Аналитика_22.07.2015
Турция-КНР_Пазл_Аналитика_22.07.2015

Уйгуры в антикитайских планах США

22 Июл 2015 16:01
view1859

Большой дипломатический скандал разразился в июле между Турцией и Китаем из-за положения уйгуров в Синьцзяне. Для того, чтобы взаимные претензии двух МИД перешли в Стамбуле в потасовки с азиатскими туристами и разгром китайских ресторанов, оказалось достаточно одного повода – запретить уйгурам хадж во время мусульманского поста. В ответ Турция открыла свои границы для уйгуров. Однако Тайланд, где раньше уйгурские беженцы без проблем получали турецкое гражданство, депортировал часть из 300 уйгурских беженцев обратно в Китай. Тогда чуть не начался новый скандал, теперь с Тайландом. Масла в огонь старого уйгурского конфликта подлило то, что Тайланд депортировал в КНР мужчин, разлучив их со своими семьями, которых отправил в Турцию. Однако китайский МИД обосновал такие меры тем, что турки вербуют уйгуров на войну в Сирии.

В обвинении китайцев часть правды есть, несмотря на отсутствие доказательств. По данным КНР, в составе Халифата воюет 300 уйгуров. Однако стать «воинами ислама» они могли через интернет или вербовку игиловских эмиссаров, развёрнутую по другую сторону границы в Восточном Туркестане. Ведь сама турецкая разведка MYT хоть и заинтересована в ослаблении Сирии, но вербует сирийских туркмен для участия в так называемой «Сирийской свободной армии» и даже готовит её на своей территории. Однако для Пекина, по большому счёту, не важно, в составе какого именно незаконного вооружённого объединения воюют его граждане. В любом случае, они выступают против законного президента Сирии Башара Асада и являются террористами, которые в любой момент могут вернуться обратно на родину.

Синьцзян-Уйгурский автономный округ причиняет Пекину много беспокойства. Историческая территория Уйгурского каганата, несмотря на полувековое пребывание в составе КНР, по-прежнему является для китайцев «новой границей» (дословный перевод с китайского названия Синьцзян), а сами уйгуры – главной «группой политического риска». Мусульмане, не китайцы, родственники соседних народов в Центральной Азии, к тому же они до сих пор не знают китайского языка. Пекин пытается выровнять ситуацию, переселяя сюда ханьцев из других районов страны. Сегодня в Уйгурии уже почти 40 % китайцев, хотя в середине прошлого века их было только 10 %. Однако такая политика вызывает обратный эффект, усиливая уйгурский сепаратизм радикальным исламом.

В планах трансевразийской интеграции – создании «Великого шёлкового пути» — именно Синьцзян маркирует выход новой магистрали в Центральную Азию. Проект стоимостью $100 млрд. предполагает соединить современной логистикой восточный китайский порт Гуанджоу с Евросоюзом через Россию и Ближний Восток. Оккупация севера Ирака и Сирии террористами «Исламского государства» уже поставила под угрозу его южный маршрут через Турцию и Иран. А террористическое подполье на северо-западе самого Китая создаёт угрозу как ВШК, так и новым газопроводам, по которым туркменский газ поступает в Китай. За последний год здесь были вычислены более 180 террористических группировок, однако только одна из них была связана с ИГ.

Вербовка уйгуров в ИГ ещё не приобрела массового характера. Однако интерес стоящих за ИГ политтехнологов к уйгурской проблеме существует, и по мере реализации ВШК будет расти. США выступают против того, чтобы Европа была связана с Евразией, и стремятся исключить любую альтернативу Трансатлантическому пакту. В то время, как северная ветка ВШК уже блокирована войной на Украине, а на южном участке балансирует ИГ, Синьцзян рассматривается в качестве ещё одного террористического порога на пути торгового объединения Евразии. Однако в этой большой геополитической битве за лидерство в Старом свете амбиции Турции и Китая также могут сыграть не последнюю роль.

Загрузка...