logo new year 2017
vk fb tw ok
up
зачем лукашенко освободил своего врага
зачем лукашенко освободил своего врага

Зачем Лукашенко выпустил из тюрьмы своего врага?

27 Авг 2015 09:53
view60

Буквально на днях стало известно, что в начале сентября главы МИД Евросоюза могут рассмотреть «возможность приостановки санкций против Белоруссии». Причиной такого шага официально называется решение Александра Лукашенко о досрочном освобождении так называемых политических заключенных, которые были помилованы президентом несколько дней назад. 21 августа на свободу выпустили несколько человек, которые отбывали наказание по различным уголовным статьям, в том числе за причастность к нападению на российское посольство и попытку поджога здания КГБ в Бобруйске в 2010 году. При этом наиболее спорным стало освобождение «главного узника совести» страны Николая Статкевича, которого в свое время осудили за организацию массовых беспорядков 19 декабря 2010 года.

Помилование нескольких оппозиционеров и анархистов наделало достаточно много шума, как в самой Белоруссии, так и за рубежом, и вызвало различные оценки среди аналитиков. Причинами подобного поступка Лукашенко сегодня называют и его желание нормализовать отношения с Евросоюзом, чтобы упростить получение западных кредитов, и стремление белорусских властей подразнить Россию, а также создать повышенный градус накануне выборов, чтобы иметь возможность при необходимости обвинить в попытке дестабилизации обстановки в стране оппозицию, которая сегодня сидит ниже травы и тише воды. Подобные предположения, как и многие другие версии происходящего, по всей видимости, имеют право на существование. Однако их нельзя рассматривать по одиночке, так как в белорусской действительности политика и экономика связаны в один большой клубок, распутать который одним движением не представляется возможным. Поэтому и причины нынешнего потепления отношений ЕС и Белоруссии можно объединить в три больших блока.

Во-первых, Белоруссия никогда официально не скрывала своего желания наладить с Евросоюзом политический диалог, особенно на протяжении последнего года. Связано это было со стремлением официального Минска сохранить свой подросший за время украинского конфликта международный статус. И дело в данном случае не столько в том, что белорусы надеются после освобождения «политзаключенных» получить долгожданные кредиты, так как в Минске прекрасно понимают, что для этого необходимо пойти на более серьезные реформы, в первую очередь, в экономике. Дело в том, что политическая составляющая нынешнего шага навстречу Брюсселю для белорусского руководства накануне выборов важнее, чем экономическая — электорату необходимо показать, что местные власти не бездействуют и готовы сблизиться ради «светлого будущего» с кем угодно. Тем более, что это дополнительно позволяет разрядить обстановку в республике, выбив почву у прозападной и наиболее агрессивно настроенной части населения.

Во-вторых, помимо желания за счет внешней политики отвлечь простых белорусов от внутренних проблем и продемонстрировать Западу свою готовность к диалогу, нынешнее освобождение «политзаключенных» несет в себе и иной смысл. Так, вышедший «неожиданно» Статкевич уже внес определенную смуту в ряды и так расколотой белорусской оппозиции. Теперь оппонентам Лукашенко надо не только бороться с режимом, но и быстро решать, что делать с тем, кого еще совсем недавно они называли «совестью Белоруссии», получая за это определенные бонусы от Запада. Теперь же вся прежняя грантовая поддержка оказалась под угрозой, а сближаться со Статкевичем оказалось опасно из-за его политических взглядов и радикальных заявлений. Именно поэтому никто из кандидатов в президенты и не рискнул прийти его встречать, а большинство партий и вовсе находятся в определенной прострации и не знают, что делать. Все это крайне выгодно белорусскому режиму, который своим шагом убил сразу двух зайцев: с одной стороны, еще больше расколол оппозицию и лишил ее дополнительного финансирования, а с другой — в очередной продемонстрировал Западу, всю бесперспективность поддержки нынешних оппонентов Лукашенко. Более того, теперь властям не стоит опасаться и неконтролируемого «белорусского майдана» 11 октября, так как его организовывать, кроме как самому государству, некому. Правда, вопрос о новой «Плошчы» пока остается открытым, и многое зависит именно от того, что решат осенью в Брюсселе.

В-третьих, решение белорусских властей «пойти навстречу ЕС» продиктовано, в том числе и российским желанием нормализации отношений между сторонами, о чем недавно заявил и глава МИД РФ Сергей Лавров:»Нужно не изолировать, а вовлекать». Правда, сегодня в Белоруссии можно услышать мнение о том, что глава российского внешнеполитического ведомства лицемерит, так как Кремлю не нужны нормальные белорусско-европейские связи из-за боязни потерять влияние на Минск. Якобы именно поэтому в Москве сделают все, чтобы этого не допустить, вплоть до организации «белорусского майдана», чтобы в очередной раз дискредитировать Лукашенко. Однако подобные «идеи» сегодня выглядят крайне несуразно, так как России действительно нужна определенная нормализация отношений между Минском и Брюсселем, чтобы иметь у себя под рукой яркий пример своей сбалансированной внешней политики, которую можно было бы демонстрировать иным постсоветским республикам, например, Украине или Грузии. Именно модель российско-белорусских отношений может стать образцом для идущей постсоветской интеграции: Москва никогда открыто не заставляла белорусов отказываться от сотрудничества с Европой и при этом старалась выстраивать равноправные отношения с Минском. Поэтому нынешние шаги белорусского руководства и ответные со стороны ЕС, воспринимаются в Кремле вполне адекватно. Более того, нельзя исключать даже того, что именно Москва подтолкнула белорусов к более решительным действиям.

В целом же освобождение «политзаключенных» и новость о возможном снятии с белорусских чиновников санкций вряд ли приведут к каким-либо серьезным изменениям, как в самой Белоруссии, так и в ее отношениях с Россией и Западом. По крайней мере, до президентских выборов. Вплоть до 11 октября Брюссель будет заигрывать с Лукашенко, ожидая от него продолжения нынешней политики, а в Москве, имея у себя в руках главный инструмент влияния на соседнюю респудлику — экономику — будут изучать ситуацию, держа ее под своим контролем. Таким образом, нынешние события являются лишь слабым пиар-ходом белорусских властей, который запоздал на несколько месяцев и не будет иметь того эффекта, на который так рассчитывают в Минске.

Подробности: http://www.regnum.ru/news/polit/1957927.html

Загрузка...