logo new year 2017
vk fb tw ok
up
Турция. США. Курдистан
Турция. США. Курдистан

Путь Эрдогана: лояльность или нокаут?

24 Авг 2015 20:20
view178

Полугодовое заигрывание Эрдогана с США в кампанию против «Исламского государства», сопровождавшееся недипломатичной чехардой взаимоисключающих решений вокруг военной базы «Инджирлик», завершилось сегодня тем, что стороны в очередной раз не договорились по бесполётной и буферной зонам в Сирии. Однако на этот раз Обама в одностороннем порядке купировал бесконечный турецкий диалог, отказав Эрдогану во встрече на сентябрьской Генассамблее ООН в Нью-Йорке со ссылкой на свой плотный график. Дипломатический дефолт между Белым домом и Анкарой назревал уже давно, однако неизбежным его сделала ядерная сделка США с Ираном. Отказ Эрдогана прекратить войну в Сирии, когда спонсоры ИГ – Катар и Саудовская Аравия – вышли из игры. В условиях геополитической изоляции и развязывания войны против курдов неоосманские амбиции Эрдогана могут привести к крушению турецкого государства и распаду страны.

Рассмотрим факторы риска для Эрдогана и будущности Турции с опорой на реалии текущего среза в турецкой геополитике. Главными из них являются политический кризис, курдский сепаратизм, вмешательство США во внутренние дела Турции, вмешательство Турции в сирийский конфликт. Все эти факторы, так или иначе, довлели на Анкару в течение всего конфликта в Сирии. Однако именно сейчас все они сложились в единый фон сопутствующих обстоятельств, которые могут обрести характер неуправляемой силы, и поставить Анкару в зависимость от своей совокупности. Внешнее управление США процессами курдской сегрегации и интеграции в Ираке и Сирии играет в данной ситуации роль катализатора кризиса в Турции. Ведь именно из-за образования на севере Сирии Курдистана Эрдоган развязал войну против РПК, а ИГ переподчинил турецкой разведке. За противоречием с США по буферной зоне в Алеппо скрывается принципиальный вопрос: кто будет управлять ИГ, от которого зависит судьба независимого Курдистана.

Политический кризис в Турции. Впервые за 13 лет правящая Партия справедливости и развития (ПСР) утратила своё политическое доминирование, получив на парламентских выборах в июне 41 %, то есть, потеряв с 2011 года 10 % своего электората. Не преодолев 50-процентный барьер, ПСР оказалась лишена в парламенте своей традиционной монополии, что автоматически парализовало работу правительства. За два  месяца лидеру ПСР, действующему премьеру Давутоглу не удалось сформировать межпартийную коалицию, чтобы создать коалиционное правительство. Основные оппозиционные партии – левоцентристская «Народная республиканская партия» (НРП), ультраправая «Партия национального действия» (ПНД) и курдская «Народно-демократическая партия» (НДП) – по рекомендации США отказались вступать в коалицию с ПСР. Теперь в ноябре будут проведены повторные выборы, на которых Эрдоган рассчитывает забрать голоса у своих конкурентов.

Данные социологических опросов по электоральному поведению общества на следующих выборах в парламент дают противоречивую картину. За месяц антитеррористической кампании против курдских радикалов они показывают как снижение, так и рост популярности ПСР. При этом вероятность обоих сценариев одинаково высока. Так, ПСР вполне могла бы потерять ещё 1,5 % своего электората в пользу прокурдской НДП, которая заработала ещё 1 % гражданского доверия. С другой стороны, оправдан и возможный рост доверия к ПСР на 4 % за счёт оттока голосов от националистов. При этом «Партия демократии народов» потеряла 2 % — с 13 % до 10,7 %, рискуя не преодолеть 10-процентный барьер для прохода в парламент. Показательно, что в обоих опросах поддержка националистов не изменилась, оставшись на прежнем уровне 16, 2 %. Для будущего Турции это, безусловно, положительный симптом, свидетельствующий о том, что доля радикально настроенных к курдской проблеме граждан заморожена.

Соответственно, опросы показывают и разные стратегии политической ответственности. В случае демпинга ПСР 56 % возлагают ответственность за кризис в стране на президента Эрдогана, в то время как рост её гражданской поддержки выявляет необходимый для восстановления правительственной монополии 50-процентный барьер. «Независимые» специалисты по общественному мнению утверждают, что проправительственные СМИ формируют, таким образом, для ПСР имидж успешной и положительной партии, а сами опросы являются частью продуманной стратегии по сохранению своей монополии в стране. Как бы там ни было, исход межпартийной борьбы, в любом случае, будут определять турецкие курды, составляющие 19 % турецкого электората. Курды являются сторонниками ПДН, однако сочувствуют РПК. Тем не менее, они не готовы выходить из состава Турции. Об этом свидетельствует недавняя заявка РПК отделить лишь пограничную с Ираком часть Турецкого Курдистана (города Шырнак, Силопи и Джазира).

Лояльность курдов по отношению к Анкаре говорит о том, что турецкий политический класс во главе с Эрдоганом не растерял ресурсов для управления страной и в состоянии справиться с отдельными вспышками курдского сепаратизма. Однако хрупкое равновесие может нарушить внешнее вмешательство США, заинтересованных в том, чтобы события пошли по самому радикальному сценарию, включая смену власти и распад страны с выделением Турецкого Курдистана на 25 % её территории. В запасе у Вашингтона не только поддержка сирийских курдов в борьбе с ИГ, но и меры экономического демпинга, которые могут быть эффективны в условиях разрушения экономик прежних партнёров Турции (Ливии, Сирии, Ирака). Эрдоган рассчитывает на то, что ядерная сделка не будет ратифицирована американском Конгрессом за счёт её ветирования преобладающим республиканским большинством. В этом случае антисирийский сценарий вновь объединит союзников в альянс и перераспределит геополитические квоты с учётом интересов Турции. Однако исход битвы за иранский атом в США станет понятен не ранее чем через полгода, а пока Эрдоган решил форсировать курдскую проблему традиционным османским нокаутом.

Источник: http://vostexpress.org/obama-otkazalsya-vstrechatsya-s-prezidentom-erdoganom/

Загрузка...